Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История пятьдесят первая

Наверное, читатель, ты не раз задумывался о таком неприятном факте, как смерть. Конечно, на эту тему есть множество умных сентенций, сводящихся, в общем, к одному – смерти бояться не стоит, ибо умирая, ты, всё равно, перестаёшь быть собой. Но разве не это самое страшное – перестать быть собой, именно тем человеком, которым ты всегда привык быть. Да, все мы меняемся день ото дня, и себя образца годов прошедших временам никак нельзя сравнить с собой же, но нынешним. Вот только смерть – это вовсе не изменение, это, выражаясь философски, прекращение бытия. Ты просто перестаёшь быть, а мир продолжает жить – текут реки, впадая в моря, живут миллионы других людей, большинство из которых тебе не знакомы, и твоя смерть никак не отразится на них, Земля вращается вокруг Солнца. Вроде бы ничего в мире не меняется… Для мира. Но не для тебя – потому что тебя больше нет.

Страшно? Конечно, страшно.

Тогда ты, читатель, можешь понять нашего героя, когда ему позвонили как-то утром из похоронного бюро. Голос человека был весьма вежлив, более того, тон его можно было назвать даже предупредительным. Однако есть такое свойство у человеческого мозга – он куда быстрее домысливает, нежели усваивает полученную информацию. Сначала Степан подумал, что с кем-то из близких родственников приключилась беда, быть может, с родителями – ведь людьми они были, мягко говоря, пожилыми, равно как и более дальние родственники. Вот только говоривший в первую же секунду разговора развеял его тревоги, сообщив, что ничего о родных Степана он не ведает, и звонит вовсе не по прямой надобности. Воображение же нашего героя тут обратилось к легендам и мифам, отчего-то из глубин памяти всплыл египетский миф об Осирисе и вообще вся те чепуха о древних египтянах, что преподавали в гимназии. Он словно наяву услышал скучный голос учителя истории, рассказывающего, что жители Древнего Египта заранее готовились к смерти и гроб в подарок на день рождения взрослого человека мог считаться данью уважения, и всё в том же духе…

- Господин Помогаев, вы вообще слушаете меня? – раздался внезапно в трубке голос, оторвавший Степана от глупых домыслов.

- Конечно, - уверенно заявил наш герой, хотя смысл сказанного прежде представителем похоронного бюро не особенно уяснил для себя.

- Тогда скажите, насколько вам удобны предложенные мной условия встречи? – словно суровый экзаменатор поинтересовался тот.

И Степан с ужасом понял, что оказался в ситуации, в которой не бывал с гимназической поры. Он словно снова стоит у доски и не знает, что ему отвечать – потому что и не думал учить этот урок, полагаясь на вечный русский авось, который, конечно, выручает всего, но и подводит в самый неподходящий момент.

- Не удобны, - понимая, что выкручиваться как-то надо, заявил Степан, будто с омут головой ринулся. – Я располагаю временем лишь послезавтра.

Он очень надеялся, что встречу представитель похоронного бюро назначил не на этот день.

- В котором часу? – спокойно поинтересовался тот, приняв сказанное Степаном к сведению.

- Я ещё не составлял графика на этот день, - сказал Степан, - поэтому скажите, в каком часу удобно вам.

Он подсознательно опасался, что собеседник заявит нечто вроде, в том же, однако тот ответил, что ему удобно в час пополудни.

- Отлично, - решил больше не играть с судьбой наш герой, и место встречи назначил уже сам. Представителя похоронного бюро вполне устроило кафе, расположенное неподалёку от дома Воротниковых.

Положив трубку на рычаг, наш герой понял, что теперь ему предстоит два дня мучиться дурацкими догадками относительного цели звонка из похоронного бюро.





Печать страницы