Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос

Ипотечные брокеры вне закона

Кто регулирует деятельность ипотечных брокеров? Как брокеры и банки взаимодействуют между собой? К чему приведет создание саморегулируемых организаций? Об этом  — в интервью с Владимиром Лопатиным, президентом Национальной лиги сертифицированных ипотечных брокеров.

Владимир Андреевич, сейчас так много пишут об ипотечных брокерах. Это что, веяние времени, дань моде? Или речь идет о явлении, которое действительно уже заслуживает внимания в России?

Конечно, заслуживает. Хотя оценивать это явление можно по-разному.

Согласно официальной статистике Центробанка, за прошлый год в России было выдано около полумиллиона ипотечных кредитов. Сколько из них было продано при помощи внешних, небанковских продавцов-посредников, которых в мире принято называть ипотечными брокерами, — статистика умалчивает. Но по экспертным оценкам – не менее четверти. Значит, речь идет о многих тысячах брокерских сделок и, стало быть, о массовом явлении, процессе. Это с одной стороны.

С другой стороны,  ни у кого из основных участников этого процесса нет «чувства глубокого удовлетворения» от самого качества процесса. Еще бы! Интернет пестрит предложениями типа «организую кредит кому угодно». Кого это может радовать?

Клиента, у которого есть проблемы с документами или со здоровьем? Возможно. Но только по незнанию. А если бы эти клиенты знали, что в стране медленно, но уверенно набирают силу бюро кредитных историй, то желающих рисковать, полагаю, сильно поубавилось бы. Попасть в «черный список» со сфабрикованной при помощи такого брокера справкой легко, а вот выбраться оттуда – проблема.

Банки? После того, как отголоски американского кризиса нестандартной ипотеки добрались до наших границ, на рынке практически не осталось банков, готовых пополнять свой кредитный портфель любой ценой. Требования к качеству кредитов и посредников выросли, и весьма существенно.

Самого брокера? Тоже вряд ли. На обмане партнера и клиента можно сорвать разовый куш, но стабильного бизнеса не построишь. Рано или поздно попадешь в те же «черные» списки, которые ведутся не только по заемщикам, но и по брокерам.

Вы полагаете, что ложка дегтя в виде недобросовестных, «черных», брокеров уже ощутимо испортила бочку брокерского меда?

Не просто полагаю – знаю доподлинно. Возьмем, к примеру, нашу Лигу сертифицированных ипотечных брокеров и осуществляемый ею проект поддержки этих брокеров «ПростоИпотека». Банки в этом проекте имеют возможность абсолютно бесплатно и технологично предлагать свои кредитные продукты полутора тысячам брокеров, действующих в большинстве регионов России. Вход открыт для любого банка. Думаете, все вошли? Отнюдь. В некоторых банках и слышать не хотят о каком-либо сотрудничестве с брокерами, сопровождая свой отказ весьма нелестными характеристиками в адрес брокера как такового, его профессионализма и добросовестности.

Не выплескивают ли они ребенка вместе с грязной водой? Наверное, не все брокеры на российском рынке грешат поддельными документами и прочими уловками по обману банков и «проталкиванию» клиентов?

Далеко не все. И даже не большинство. Но задача отделения зерен от плевел традиционно непроста в истории.

Есть попытки отрегулировать ситуацию на уровне законодательства. В частности, в думских кабинетах, насколько мне известно, зреет проект закона о потребительском кредитовании, весьма сурового не только в отношении недобросовестных заемщиков, но и в отношении таких же брокеров. Планируется возложить на них весьма серьезную ответственность, вплоть до уголовной.

Лично я к попыткам такого рода отношусь с понимаем и даже с одобрением. Но при одном условии: в законе не будет размытых формулировок, с помощью которых на брокера можно возложить ответственность не только за прямое, неопровержимо доказанное судом  мошенничество с его стороны (здесь сомнений быть не может), но и за просчеты, которых он просто не мог предотвратить.

Ведь брокер ни при каких обстоятельствах не принимает окончательного кредитного  решения. И не будет принимать. Последнее слово всегда останется за банком. И, в отличие от банка, у брокера нет своей службы безопасности, которая может проверить подлинность сведений и документов, предоставляемых  клиентом. Всё, что есть у брокера, — это опыт, профессиональное чутье и некий объем знаний, позволяющий ему на глаз оценить правдоподобность сведений и документов от клиента. Но если чутье у брокера «не сработало» (или подделка была выполнена профессионально), предъявлять ему иск в полуторном размере от кредита вряд ли правомерно. А тем более сажать беднягу в «кутузку» на несколько лет.

Как часто мы были свидетелями, когда чрезмерная строгость государственного, правового регулирования в каком-то сегменте рынка давала прямо противоположный результат: рынок уходил в тень и ситуация только ухудшалась. Боюсь, что и кредитные брокеры, убоявшись узаконенных карательных мер в их адрес, назовут себя как-то иначе или просто пополнят и без того многочисленные ряды черных маклеров, принципиально не поддающихся какому-либо регулированию.

Итак, правовыми нормами толку в брокерской среде не добьешься…

Я этого не говорил. Я только хотел предостеречь от серьезных, законом закрепленных диспропорций в правах и ответственности кредитных брокеров. Но это вовсе не означает, что мы с коллегами и партнерами против правового определения профессии брокера или против разумного регулирования в этой сфере. Давно пора! Но даже при идеальном законе регулирующее, а тем более очищающее воздействие на рынок он окажет только в сочетании с действиями другого порядка.

Может быть, Вы имеете в виду недавно принятый закон о саморегулируемых организациях?

Скорее нет, чем да. Практика экономически развитых стран показывает, что СРО являются вполне эффективной альтернативой лицензированию и прочим мерам прямого государственного регулирования. Однако принятый недавно закон о СРО в России, к сожалению, не является гарантией именно такого, эффективного, использования данного института. На мой взгляд, прописанные в нем права саморегулируемых организаций (вплоть до законодательной инициативы), не очень сбалансированы ответственностью этих организаций и их членов. Согласно новому закону, право на создание СРО имеет кто угодно, вплоть до проходимцев, лишь бы их нашлось два десятка. Утвердили свои стандарты, сбросились по три рубля в единый компенсационный фонд, придумали себе символическое страхование символической же ответственности перед потребителем, договорившись с дружественной страховой компанией, – и вот они уже «в законе».

Разбираться, где хорошее СРО, а где вот такое, как всегда,  предлагается потребителю. Поэтому я не очень верю в эффективность саморегулирования в интересующей меня профессиональной среде кредитных брокеров. Во всяком случае – пока. 

Пока нет федерального закона, в котором было бы дано определение, что такое кредитный брокер и что именно в его деятельности подлежит отслеживанию и регулированию. Пока этим же или иным «отраслевым» законом не определено, в чьих интересах действует кредитный брокер и как в деньгах можно измерить ответственность брокера перед этим «интересантом».

Пока не выставлены правовые преграды перед созданием карманных СРО, в которых под защитой собственных «стандартов» непременно соберутся проходимцы или неумеки.

До тех пор, пока всего этого (и многого другого) нет, создание СРО среди кредитных брокеров, на мой взгляд, чистая самореклама и самоутверждение отдельных, причем далеко не лучших, представителей профессии. Скучно…

Что же у нас с Вами получается? Закон — плохо. Саморегулирование – тоже не слава Богу. А делать-то что? Или сидеть, сложа руки, и ждать, пока все уладится само?

Само, боюсь, не уладится. Мы с партнерами для себя, для нашей Лиги ипотечных брокеров выбрали вполне конкретный путь воздействия на формирующееся брокерское сообщество — через банки-кредиторы. Я не случайно отметил чуть раньше, что при всем своем желании не могу придумать, какой материальный ущерб кредитный брокер может нанести своему клиенту-заемщику. И уж точно не знаю, как этот ущерб доказать и скалькулировать. А вот в чем может состоять вред, наносимый брокером другой стороне, с которой он взаимодействует, – банку, я знаю. Правда, доказать этот вред тоже непросто, но не об этом и речь. Банки должны не доказывать его, а предотвращать. Всеми имеющимися у них для этого средствами.

А средств, поверьте, немало. Это и общая аккредитация брокера в банке, дающая аккредитованному специалисту существенные процедурные привилегии по сравнению с остальными. И так называемые преференции, то есть специальные, льготные условия кредитования для клиентов, которые были приведены в банк аккредитованными брокерами. И, наконец, самый прямой и, пожалуй, самый эффективный способ воздействия на брокеров, появившийся на рынке сравнительно недавно, но стремительно набирающий обороты. Это брокерское вознаграждение, выплачиваемое банками. 

У нашей Лиги более сорока партнеров в банковской среде. Так вот, согласовывая с этими банками различные привилегии для наших брокеров, я не устаю повторять: уважаемые банкиры, не ставьте количество клиентов, получаемых вами от наших брокеров, во главу угла. Увязывайте брокерские привилегии прежде всего с качеством работы брокера, и через год-два вы рынок не узнаете. Брокеры-жулики и брокеры-халтурщики просто окажутся без клиентов.

Так уж и окажутся?

Именно так. Представьте себе, что Вам лично надо купить квартиру в кредит и Вы выбираете себе ипотечного брокера. Вы какого выберите?  Того, который за свои не вполне очевидные услуги затребует полтора–два процента от получаемого Вами кредита? Или того, который все то же сделает бесплатно?

Ответ напрашивается сам собой. Поверьте, брокер, пользующийся реальной поддержкой банков, клиенту гораздо понятнее, чем брокер, входящий в какое-то СРО, пусть даже шумно рекламирующее себя.

Просто банки должны занять консолидированную позицию в отношении брокеров, не раздавая свои «знаки отличия» налево и направо. Согласитесь, ни закона, ни СРО банкам для этого не требуется. Хотя и лишними не будут.

И что, получается у Вас склонить банки именно к такой позиции?

Местами – да. Через нашу Лигу, с учетом ее размеров и организованности, банки платят брокерам столько, что те вообще могут отказаться от клиентских комиссий. То есть предложить свои услуги бесплатно, и тем самым стать интересными не только для проблемных клиентов, но и для вполне стандартных. Согласитесь, за такое многое от брокера можно потребовать. Мы и требуем: частично сами, частично опираясь на жесткую позицию банков-партнеров, которая нас только радует.

Однако и проблем на этом пути еще немало. В последнее время рынок заметно «просел», реальных заемщиков стало меньше. В таких условиях банковские сотрудники, находящиеся под прессом планов по выдаче ипотечных кредитов, не всегда внемлют нашим увещеваниям насчет «воспитания» брокеров рублем. Предлагают подождать со строгостями, пока рынок не вернется на прежние позиции.

Что ж, подождем. Нам на этом рынке работать не один день. И ради грядущего порядка на нем нам не жалко ни времени, ни сил.

Печать страницы