Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История девяностая

Наверное, не однажды тебе, читатель, приходилось встречаться с людьми внезапно – вовсе не запланировано, и так, что ни один из вас встречи этой не ждал, а возможно и не желал её вовсе. Бывает так, что ты встречаешь на улице знакомого, здороваешься с ним, задаёшь пару дежурных вопросов: «Как сам? Как работа-семья-дети?»; отвечаешь на точно такие же, и на том встреча, собственно говоря, и заканчивается. И такими бывают большинство случайных встреч, иные и до расспросов не доходят – так, кивнём друг другу с приличного расстояния, не желая даже пересекать его, и идём себе дальше, думая о своих делах и позабыв об этой встрече уже через минуту.

Однако, хоть и куда реже, но бывают в нашей жизни не самые приятные, или наоборот, встречи. С тем, кому должен денег, а отдать их прямо сейчас не можешь – хотя бы потому, что нет с собой нужной суммы или же деньги тебе позарез нужны на другие нужды. И приходится как-то выкручиваться, порой откровенно врать в глаза человеку, и стараться уйти поскорее, чувствуя себя так, будто сам себя оплевал. С другой же стороны, бывают случайные встречи и довольно приятны, и тем приятней они, что не были запланированы заранее, и могут закончиться в кафе со знакомой девушкой, или в кино, или же просто замечательной прогулкой, к примеру, по набережной.

Вот так повезло и нашему герою. Он возвращался из конторы Третьяковской фабрики, шагая вверх по улице Согласия, когда навстречу ему прямо из-за угла Темерницкого проспекта повернула весьма знакомая нашему герою дама. Это была госпожа Острожская собственной персоной.

- Степан, какая удивительная встреча, - улыбнулась она ему. – Каким ветром вас занесло в эту часть города? Здесь для нас работы не найти – всё давно куплено или надёжно сдано.

С этим нельзя было не согласиться – небольшая улица Согласия застройку имела плотную, и в основном промышленную. Кроме фабрики Третьякова здесь находились ещё и мыловаренный и химический заводы, наполняющие воздух просто непередаваемой смесью ароматов, а ещё парфюмерная фабрика инженера-химика Трапезонцева и КО, добавлявшего в эту смесь свою изысканную нотку. И справиться с этим не могло даже садоводство «Эдем», расположенное на остатках прежнего сада Войцеховских. Наверное, всего кислорода, выделяемого прежде садом, пока он был в прежних размерах, не хватило бы, чтобы очистить воздух от химических миазмов трёх фабрик.

- Однако тем удивительней видеть здесь вас, - улыбнулся в ответ наш герой.

- Вы кое-чего не знаете об этой улице, что и не удивительно, - почти игривым тоном заявила Острожская.

- Быть может, просветите меня?

- В обмен на маленькую услугу, - она подошла к нашему герою ближе, - проводите меня. А то район тут такой, что даме одной ходить не слишком приятно.

- Я только собирался предложить вам свою руку.

Они вместе зашагали к дому по улице Согласия за номером 3.

- Вам известно, кто в этом доме проживает? – поинтересовалась Острожская.

- Конечно, - пожал плечами наш герой. – Моисей Фрумсон, он держит крупный извоз, порядка тридцати подвод, кажется, или около того. Вы переезжаете или по делам нанимателя договариваться пришли?

- Я не к нему, - покачала головой Острожская. – Вы как-то невнимательны, я ведь сказала, что вы кое-чего не знаете об обитателях этой улицы, точнее об одном из них.

- Так раскройте мне на него глаза.

- Вам это точно интересно не будет, уверяю вас. Хотя, если уж настаиваете, Бетя – жена Моисея Фрумсона – лучшая корсетница Ростова.

Острожская постучалась в дверь дома.

- Вы подождёте меня, пока я буду у неё? – поинтересовалась она у нашего героя.

И Степан никак не смог бы ответить ей отказом.




Печать страницы