Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История девяносто вторая

Многим, наверное, кажется, что самого факта знакомства с некими «сильными мира сего» или «власть предержащими» достаточно, чтобы и самому оказаться хоть на ступеньку, а повыше остальных. И глядеть на них свысока. Но самое главное требовать от других особого к себе отношения. Ну, как же, я ведь знаком с тем-то и тем-то, а вот с этим вообще вместе обедаем и кофе пьём. И не важно, что знакомство и общение с этими самыми людьми для него сводится к паре фраз, а совместный обед или распитие кофе происходит в разных сторонах обеденного зала. А уж спроси у «сильного» или «власть предержащего», кто таков этот гордец? Он ведь и имени не вспомнит, да и в лицо вряд ли узнает, пускай и видит его, что называется, день – через день.

С другой же стороны, тот же самый факт даже самого шапочного знакомства иногда накладывает и определённые обязательства на человека. Если кому-то что-нибудь нужно от тем же самых «сильных мира сего» и «власть предержащих», то к кому пойдёт первым делом проситель, не имеющий возможности попасть наверх сразу? Конечно же, к такому вот знакомцу. И так у нас в стране – да и не только в нашей, скорее всего, - повелось испокон веков. Ничто не меняет людей, ни войны, ни революции, ни падение режимов.

Вот и наш герой сейчас шагал, можно сказать, дорогой памяти, именно по этой причине. Его знакомство с такими людьми, как Маврогордато или Мерошниченко с Генч-Оглуевым сослужили ему отличную службу прежде. Теперь же нашлись те, кто вспомнил о его знакомстве с купцом Супруновым. Конечно, предыдущая встреча Степана с ним закончилась вовсе не в пользу нашего героя, однако с той поры очень много воды утекло.

Направлялся наш герой не домой к купцу, потому что отлично знал – Супрунов терпеть не может заниматься делами дома. И заявись наш герой снова к нему на Пушкинскую в дом № 79, и можно сразу ставить крест на всех планах приказчика и заграничного партнёра по Русско-Американской мануфактуре «Треугольник». Супрунов откажет только из принципа, а уж принципы в купеческом деле бывает стоят куда как выше деловой выгоды.

В конторе Степана встретил расторопный приказчик. Именно с ним наш герой договаривался по телефону о визите.

- Иван Александрович вас уже ожидают-с, - сказал он. – Благодарю за пунктуальность. Как мы вчера и условились, у вас есть ровно четверть часа.

Степан был уверен, что управится быстрее, ведь предложение у представителей «Треугольника» было более чем заманчивое. Оно явно не заканчивалось на одной лишь аренде здания на Таганрогском проспекте, и имело под собой куда более широкие коммерческие перспективы.

Супрунов ничуть не изменился за прошедшее с их последней встречи время. Он энергично поднялся со стула и протянул руку нашему герою.

- А я ведь помню вас, Степан, - сказал он. – Помню, как вы ко мне домой приходили, когда вас выселяли. Наверное, стоило тогда проявить несколько больше человеческих чувств.

Степан пожал его руку, и лишь плечами повёл в ответ.

- Это стало для меня путёвкой в жизнь, можно сказать, - позволил себе усмехнуться он.

- Да уж, - кивнул Супрунов, - взлетели вы высоко, ничего не скажешь. Скоро уже я, наверное, буду за честь считать, когда вы меня лично примете.

Они вместе посмеялись этой неказистой шутке.

- А теперь давайте к делу, - прервал веселье Супрунов. – Какое же столь выгодное предложение у вас, что обязательно надо встречаться со мной лично.

- Я пришёл с предложением Русско-Американской мануфактуры «Треугольник» и её представительства в России Торгового дома «Леопольд Нейшеллер». Я здесь, чтобы провести переговоры об аренде помещений в доме на Таганрогском проспекте за номером семьдесят пять.

- Это весьма выгодное предприятие, - кивнул в третий раз Супрунов. – И на каких же условиях ваши наниматели готовы стать моими арендаторами?

Торговались они не слишком долго, и Степан, в самом деле, покинул кабинет раньше, чем истекли отведённые ему пятнадцать минут.



Печать страницы