Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История четырнадцатая

Пиво вроде бы такой напиток, который лучше всего употреблять летом – в страшную ростовскую жару, которая выдавливает из тебя все соки. Сейчас с употреблением его решили активно бороться, запретили рекламу и ограничили продажу. Но стали ли его пить меньше из-за этих мер? Лично я, дорогой читатель, думаю, что нет. Ограничительные и запретительные меры вызывают в нашем народе лишь отторжение и желание на зло всем действовать наперекор закону – пускай в мелочах, но не чувствовать себя рабом системы.

Но прости меня, читатель, я отвлёкся. Итак, речь в этой истории, как ты уже понял, пойдёт о пиве. Но кто же тогда интересный человек, с которым я обещал тебя познакомить в заголовке? Это директор пивоваренного завода «Южная Бавария». Звали его Эрнест Карлович Профет, и в отличие от многих обладателей странной фамилии он не был обрусевшим – или не очень – немцем. Он был уроженцем Лондона, закончил пивоваренную академию в Вормсе, но на этом не остановился. Где ещё изучать эту науку, как не в Германии, и Профет продолжил обучение там. Ну а первый практический опыт приобрёл уже в России, а именно на московских пивоваренных заводах. Однако его сумел переманить в Ростов владелец пивоваренного завода «Южная Бавария» Егор Петрович Стукен. Вот он, кстати, из самых что ни на есть обрусевших немцев.

Так вот, возвращаясь к теме, с которой я начал историю. Пиво, конечно же, лучше всего употреблять летом — в жару. Но ведь оно отлично согревает, прогоняя из тела промозглость, которым оно напиталось от дурной погоды.

Примерно так размышлял наш герой, заходя в пивной ресторан при заводе «Южная Бавария». Он расположился за столиком — этот ресторан Степан посещал не часто, а потому каких-либо предпочтений в плане, куда именно присесть у него не было. Официанта долго ждать не пришлось.

— Какое пиво вы бы рекомендовали в эту погоду? – спросил у него Степан.

—«Баварское», — тут же без запинки ответил официант, — а к нему соответствующую закуску.

— Давайте, — кивнул наш герой. Он не был большим знатоком пенного напитка, и полностью положился на выбор официанта.

— Не советовал бы, — внезапно услышал он голос. — «Баварское»-полусухое, и всё его достоинство заключается в том, что по скверной погоде его осталось много, а вот «Кульбахское» — тёмное и крепкое, подойдёт куда лучше.

Вместе с официантом наш герой повернули головы в направлении голоса. И официант мгновенно побледнел, будто полотно. В не слишком заполненной зале ресторана сидел за соседним столиком человек в сером костюме английского сукна, в левой руке он держал сложенную газету.

— Шельмовать изволите, милейший, — улыбнулся он официанту, и улыбка эта не сулила тому ничего хорошего. Казалось, несчастный официант готов тут же повалиться перед ним на колени и начать биться лбом об пол, лишь бы вину загладить. — Передайте управляющему рестораном, что я навещу его нынче вечером.

— Всенепременно, Эрнест Карлович, всенепременно, — закивал головой, будто китайский болванчик, официант.

— И про гостя не забывайте, — кивнул на Степана неведомый, но явно грозный Эрнест Карлович.

— Да-с, да-с, — выпалил официант и буквально растворился в воздухе.

— Шельмуют у вас в Ростове на каждом шагу, ей-богу, - развёл руками Эрнест Карлович. — Невозможный город.

— Пересаживайтесь, что ли, ко мне, — сказал изумлённый Степан, которого, надо сказать, несколько зацепило замечание Эрнеста Карловича относительно Ростова. Пускай и было оно вполне заслуженным.

Не чинясь, Эрнест Карлович пересел за столик нашего героя. Они представились друг другу, так сказать, официально.

— Профет? — удивился наш герой странной фамилии собеседника. — Из немцев?

— Во времена Петра Первого так бы сказали, - усмехнулся он, - но я не остзеец и не обрусевший немец. Я родом из Лондона.

— И как вам Ростов после родного города? – не удержался от глуповатого вопроса Степан.

— Шельмуют не хуже, чем у нас, а в чём-то и лучше, — усмехнулся тот. — Вот, представьте себе, никак не могу найти себе приличную квартиру. Все газеты прочитываю, но ни единого толкового объявления. Все предлагают только нумера в доходных домах, а моё положение, знаете ли, не позволяет жить в одной комнате.

— А кем, вы простите за любопытство, служите? – Степан постарался скрыть разгоревшийся внутри огонёк интереса.

— Я управляющий на пивоваренном заводе торгового дома «Карл Стукен и КО», – не без гордости ответил Эрнест Карлович. – Этому же торговому дому принадлежит и эта ресторация.

Теперь стало понятно, отчего так побледнел официант и стал так невозможно угодлив, лишь увидев лицо Эрнеста Карловича.

Собеседникам принесли пиво и закусок к нему. Наш герой сделал внушительный глоток, и лишь после этого предложил Эрнесту Карловичу.

— Знаете ли, я работаю с недвижимостью, не только торговлей, но и наймом занимаюсь. Причем, не сочтите за хвастовство, весьма успешно. И могу предложить вам отличную квартиру возможно в наилучшем доходном доме Ростова-на-Дону.

Читайте на следующей неделе: история пятнадцатая, о цене денег и услуг.

Борис Сапожников

«Родился в 1983 году, в городе Ростове-на-Дону, где и проживаю по сей день. Окончил юрфак в одном из коммерческих вузов, работаю, как ни странно по специальности. Литература это моё хобби, хотя и живу по принципу ни дня без строчки. Книги читаю самые разнообразные — от «Мумми троллей» до Алексея Толстого. Вот не так давно отрыл для себя Валентина Пикуля — тот ещё историк, но пишет хорошо. Кино — всякое, которое нравится, особенных пристрастий не имею. Примерно также и с музыкой. В настоящий момент работаю в компании «ТИТУЛ»».

Печать страницы