Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История двадцать девятая

Наверное, мечтой подавляющего большинства владельцев риэлторских компаний в нашей стране есть и остаётся создание эксклюзивного рынка недвижимости. Ведь так удобно знать, что объект, который ты рекламируешь, никогда не уйдёт, что называется, на сторону. За его продажу всякому придётся делиться комиссионными с тобой. Вот только продавцы недвижимости не спешат вступать с агентствами в подобные, эксклюзивные, отношения, не желая ограничивать себя в свободе выбора. Многим кажется, что если их квартиры, дома или нежилые помещения станут рекламировать все, то продать их удастся намного скорее. Вот только свобода эта весьма иллюзорна, а уж о выгоде от работы сразу со всеми и говорить не приходится. Все ведь помнят поговорку о семи няньках, но почему-то не всегда готовы применять её к себе и своей ситуации.

Ни о каких эксклюзивных правах на продажу или аренду недвижимости во времена нашего героя никто и подумать не мог. Хотя бы потому, что они существовали, но в виде не нуждающемся в отдельном документировании. Вполне достаточно уговориться с посредником, и к другим обращаться уже было как-то не принято. Слово-то дано, а оно дороже денег… Да и посредник, скорее всего, отказался бы работать с человеком, который в должной мере не доверяет его профессиональным качествам. Ярким примером может служить история с купцом, с которым наш герой работать не стал, несмотря на возможную приличную выгоду от сотрудничества с ним. В те времена люди иногда бывали склонны к крайностям в духе Карандышева: «Так не доставайся же ты никому!».

    Звонок телефона уже не заставлял Степана дёргаться, как прежде. Однако резкая трель его всё также неприятно резала ухо. Всякий раз он задумывался над тем, насколько приятней было бы, раздавайся вместо неё приятная музыка, как из граммофона или патефона. Он даже видел в газетах статьи на эту тему, в которых смелые журналисты с непоколебимой уверенностью заявляли, что уже к концу этого века в ходу будут телефонные аппараты, совмещённые с компактными патефонами. Статьи были неизменно украшены изображениями этих самых аппаратов, что по мнению авторов будут через пятьдесят-семьдесят лет стоять в каждом доме. Больше всего эти телефонные патефоны или телепаты, как из окрестили в одной из статей, походили на телефон, поставленный на патефон с захлопнутой крышкой. Даже далёкий от инженерии Степан понимал всю абсурдность подобных аппаратов. Однако, как бы то ни было, ждать появления даже таких вот аппаратов придётся ещё лет пятьдесят, а пока приходится слушать резкие трели телефонного звонка.

Степан снял трубку, и тут же услышал напористый голос с характерным, пускай и не сильным, акцентом уроженца Нахичевани.

- Это Степан Помогаев? – спросил голос.

- У аппарата, - ответил наш герой.

- Рад, что сразу застал вас дома, - произнёс голос. – Хахладжев Пётр Васильевич, - представился он, - владелец гостиницы «Астория». Когда мы могли бы встретиться с вами?

Вопрос этот на пару секунд поставил нашего героя в тупик. Обычно ему просто говорили, к какому времени прийти, не особенно считаясь с его собственными планами. Для владельцев недвижимости и дельцов Ростова, он оставался слишком незначительной фигурой, чтобы хоть в какой-то мере ориентироваться на него.

- Я готов выехать к вам прямо сейчас, - произнёс, наконец, Степан. – Назовите адрес.

 - Приезжайте ко мне в «Асторию», Степан, - заявил Хахладжев. – День у меня полностью свободен, и я могу встретиться с вами без всякой спешки.

Ехать в «Асторию», располагавшуюся на углу Таганрогского проспекта и Темерницкой улицы, Степан почёл для себя непозволительным расточительством. Быть может, доходы его за последнее время и выросли, однако посещение ПОВК напомнило ему о весьма неприятной истине: доход его был весьма нестабилен. Он слишком сильно зависел от клиентов. И потому, несмотря на прескверную погоду, столь характерную для Ростова в начале зимы, Степан отправился в «Асторию» пешком, поплотнее запахнувшись в новенькое пальто и обмотав горло ещё маменькой вязанным тёплым шарфом.

Несмотря на акцент, выглядел Петр Васильевич Хахладжев вполне европейски, как и большинство деловых людей Ростова.

- Я использую здание почти на сто процентов, - доверительно сообщил он Степану. – Не привык, знаете ли, терять прибыль. Ещё когда это был мой доходный дом, вроде супруновского, я верхний этаж сдавал казённой гимназии Белинской. А после того, как господа Ширяева и Цард перешли со своей замечательной гимназией в собственное здание на Тургеневской улице, я решил, что пора моему дому разительно измениться. Теперь в Ростове есть своя «Астория», а это, сами понимаете, дорогого стоит.

Степан сразу понял, что Хахладжев любит поговорить. Если его не останавливать, он может петь соловьём часами без передышки, а значит, его надо ненавязчиво направлять в нужное русло.

- И каким образом я могу помочь вам использовать «Асторию» с максимально отдачей? – спросил он.

- Подвалы, Степан, - Хахладжев тут же перешёл к делу, как будто внутри у него щёлкнул какой-то переключатель. – Они простаивают без дела, и прибыли не приносят никакой. Это же форменное безобразие. Конечно, часть их занимает моя ватная фабрика, но это прискорбно мало. Пустого места остаётся ещё слишком много.

- Значит, вам нужны арендаторы для ваших подвалов, - подвёл черту под услышанным Степан, - и вы хотите, чтобы я нашёл их для вас?

- Совершенно верно, - прищёлкнул пальцами Хахладжев. – Идёмте же, я прямо сейчас познакомлю вас с ними, чтобы вы своими глазами увидели, что станете предлагать потенциальным арендаторам. И, кстати, работать я буду только с вами – и ни с кем иным. Можете считать наше сотрудничество исключительным. Даю слово!..




Печать страницы