Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История тридцать четвертая

Знакомство с профессией, которая после, возможно, станет определять всю твою жизнь, читатель, происходит, зачастую вовсе не так, как кажется многим. Ведь нас с детства учат, что надо самому быть кузнецом собственного счастья, самому торить к нему путь. Хорошо учиться в школе, правильно выбрать вуз (а зачастую это означает выбор не твой, а твоих родителей, которым всегда виднее, что для тебя лучше), и уже на этом этапе жизни выбрать себе профессию и готовиться к ней все пять лет обучения. Но как часто бывает, что жизнь очень быстро выходит за рамки этого простого пути. Стоит прийти на работу и тебе тут же говорят: «Забудь всё, чему тебя учили в вузе»; и ты задаёшься вопросом, а для чего тогда ты отдал ему пять, если не больше, лет своей жизни? Или работать приходится вовсе не в выбранной когда-то для тебя родителями профессии, потому что душа не лежит к этому делу, и ты понял это ещё на первом-втором курсе, а доучивался уже больше из нежелания бросать начатое. А может быть, ты находишь работу, которая проносит куда большие деньги, и тогда можно смириться с тем, что душа к ней не расположена, зато она обеспечивает тебя, позволяет вынырнуть из-под родительской опеки, а там и своей семьёй обзавестись.

И где те планы на жизнь, которым тебя учили в детстве, читатель? Пошли прахом, или же просто оказались несостоятельны, рухнули под напором неумолимой реальности. Но не это ли позволило тебе – именно тебе самому, и никому иному – стать подлинным кузнецом собственного счастья.

Вот при каких обстоятельствах наш герой познакомился со своей будущей профессией, и навсегда зарёкся потом подыскивать квартиры или нумера на одну ночь.

Будучи курьером, ему не составило труда узнать, с какого именно адреса пришло ошибочно в их ведомство то самое злополучное письмо. Оказалось, что адресом оправления числится дом купца Супрунова, что на Таганрогском проспекте, видимо, именно так неизвестный шантажист решил доказать депутату, что ему всё известно о любовных похождениях депутатовой супруги. Ведь как же иначе мог узнать об этом адресе болтливый письмоводитель из Думы.

Тогда-то Степан впервые и скупил уйму газет, чтобы в воскресение погрузиться в их чтение. Он обводил карандашом все объявления, касающиеся дома Супрунова, но среди них было больше деловых – рекламы тех контор или предприятий, что арендовали в этом доме площади, но ничего относительно сдачи нумеров. И лишь в самой дешёвой газетке, напечатанной на скверной бумаге серыми чернилами, какую с первого взгляда вообще можно принять за революционный листок какой-нибудь нелегальной организации, Степан отыскал нужное ему объявление. В нём говорилось о сдаче нумеров посуточно в доме Супрунова, и завершалось оно недвусмысленным сердечком, намекавшим на то, для чего именно нумера сии сдаются в столь краткосрочный наём.

Вооружившись этим листком с обведённым объявлением, наш герой тут же направился к дому Супрунова. Тогда он ещё по наивности юных лет полагал, что купец самолично проживает в принадлежащем ему доходном доме. Однако никакого скандального разоблачения у него не вышло, по крайней мере, в первый момент.

Управляющий домом расплылся в скабрёзной улыбочке, увидев в руках нашего героя листок.

- Никак нет-с, - произнёс он, - господин Супрунов в этом доме не проживают. У них собственный дом имеется – и с богатой, скажу я вам, историей. А вы по объявлению к нам, не так ли-с? Когда желаете с барышней заселиться?

- Так значит, это вы даёте объявления в листок? – удивился Степан, оглядев потирающего руки управляющего.

- Именно-именно, - закивал головой тот. – Когда нумера стоят без продолжительного найма, отчего бы не получить с них невеликий доход? И людям молодым завсегда в радость.

- И господин Супрунов знает об этом вашем невеликом доходе? – ещё сильней удивился наш герой.

И вопросом этим привёл управляющего в настоящее бешенство. Невысокий и какой-то ссутулившийся, он вдруг как будто вырос, принялся напирать на Степана грудью, толкать его.

- Ступайте вон, молодой нахал! – выпалил управляющий. – Ишь чего удумал, наглец! Да я таких, как ты на завтрак ем!

Он вытолкал нашего героя взашей и захлопнул за ним дверь дома. Теперь сюда ему хода нет – точно.

- Вот это развоевался наш цербер, - услышал Степан за спиной весёлый голос. Он обернулся и увидел молодого человека в потрёпанном костюме и шляпе. – И чем вы только ему так не угодили?

Степан вместо ответа показал объявление с сердечком.

- Вот оно как, - потёр в задумчивости подбородок незнакомец. – Ай да шельма этот наш цербер. Всякого я от него ожидал, но чтобы такого.

Тут он опомнился и протянул Степану руку, представляясь.

- Борис Шталь, студент юридического. Вместе с родителями проживаю в этом доме.

Наш герой представился и пожал руку новому знакомцу.

- А ведь это объявление уже попадает под статью Уложения о наказаниях. Не сводничество, конечно, но потворство уж точно. Да только свидетелей не найти, никого ведь из тех, кто приходит по таким объявлениям после в суд не потащишь, да и не отыщешь.

- Но если сообщить самому господину Супрунову, тогда управляющий точно лишится места.

- Что верно, то верно, - кивнул Шталь. – Я нынче же вечером поговорю с отцом, а вы отдайте мне это объявление. Он станет неопровержимой уликой, вместе с вашими словами, Степан!

Весь вечер того воскресного дня наш герой думал о том, что этот шельмец управляющий доходным домом имел неплохой заработок на одном только объявлении в плохонькой газете. А что если подойти к этому делу более профессионально, и, безусловно, более честно.

Наверное, именно тогда наш герой сдал задумываться о будущей профессии.




Печать страницы