Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История тридцать первая

На протяжении нескольких историй наш герой оставался безымянным. Ты, читатель, просто не знал, да и не мог знать, что зовут его Степаном Помогаевым, пока в жизнь его не вторгся городовой. Чем закончилась та история ты, читатель, думается мне, отлично помнишь – очень уж драматичной она вышла. Однако прошлое нашего героя остаётся для тебя загадкой. Из какой он семьи? Кто по образованию? Но, наверное, главный вопрос, которым задаёшься ты, читатель, отчего он выбрал именно эту профессию – посредника в операциях с недвижимостью. Весьма нетривиальную в то время. А если уж быть до конца честным, то не существовавшую вовсе, но это уже, как говорится, совсем другая история.

Что ж, оставим на время день сегодняшний для нашего героя, пускай он подумает как следует над выполнением сложной задачи, и перенесёмся на несколько лет раньше. В те годы, когда император Николай Александрович только что принял бразды правления огромной империей. А наш герой был ещё молод, и никто не называл его даже полным именем, ограничиваясь лишь Стёпой. Он ещё не носил усов, ведь мама этого не одобряла и постоянно пилила батюшку его, чтобы и свои сбрил. Однако служивший в гусарах батюшка сопротивлялся изо всех сил и носил свои воистину отчаянные кавалерийские усы с немалой гордостью. К слову, они были предметом немалой зависти нашего героя в юности.

Происходил Степан из хорошей семьи, пускай и не богатой. Он получил хорошее образование в казённой гимназии, однако на продолжение его у семьи денег не было. И по окончании гимназии отец позвал Степана для серьёзного, мужского, разговора.

- Вот и закончилось твоё детство, сын, - произнёс он. – Прежде я не заводил с тобою разговоров о будущности, но теперь я хочу, чтобы ты сказал мне – кем в этой жизни ты хочешь стать?

Нельзя сказать, что нашего героя ошеломили эти слова. Он уже в юные годы был весьма рассудительным человеком, возможно, даже более рассудительным, чем многие его ровесники. Однако ответа на вопрос, поставленный отцом, у него не было. Не то, чтобы он сам не думал над ним – думал, конечно, и не раз, вот только ничего в голову не приходило, хоть ты тресни. Ни одна из перспектив будущности, что вырисовывались перед нашим героем в юности, его совсем не привлекала.

- Если ты пока затрудняешься ответить, то я могу сказать тебе, сын, - продолжал тем времени отец нашего героя, - что  могу устроить тебя в драгунский полк – сразу унтером. Остались у меня кое-какие старые связи, а там ценз выслужишь, и можешь на офицера учиться. Будут в нашей семье дворяне.

Мечтой отца, как и у многих мещан, побывавших в армии, было дворянство. Пусть и личное, которое детям не передашь, вместе с гербом, но всё же какое-никакое, а возвышение над своим сословием.

- Ежели же не привлекает военная служба, то можно устроить тебя в моё ведомство.

Он всегда с гордостью произносил эти слова «моё ведомство», будто был не старшим письмоводителем с претензией через полгода-год на столоначальство, а руководителем всего пресловутого ведомства.

- Начинать, конечно, придётся с курьеров, но все ведь с чего-то начинают, верно, сын мой?

- Верно, - кивнул Степан, правда, без особого энтузиазма.

- Опять же и деньги платят исправно, не то, что в частных компаниях, и у меня под присмотром будешь.

- В драгуны я точно не хочу, батюшка, - ни к селу, ни к городу заявил наш герой, погружённый в собственные мысли.

- Вот и отлично, - кивнул отец Степана. – Значит, завтра же представлю тебя в моём ведомстве. Вакансий курьеров у нас всегда достаточно.

Это наводило на мысли о том, что не столь уж хорошо сие место, но батюшка нашего героя говорил об этом как об уже свершившемся факте. И Степан решил, что не станет противиться отцовской воле. Пускай его не сильно прельщала карьера в ведомстве, где служил его батюшка, но и своего выбора он тогда ещё не сделал. А значит, можно попробовать себя и в качестве курьера – почему нет.





Печать страницы