Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История сорок четвёртая

Кино – волшебный мир, куда мы погружаемся раз за разом, и откуда порой просто не хочется выбираться. Сколько сейчас продвинутых технологий в этой области – и 3D, и Imax, и ещё уйма всего, о чём рядовой посетитель кинотеатра даже не догадывается. Да и саму суть технологий, даже весьма раскрученных, как те же 3D или Imax, вряд ли кто-то представляет себе. Скоро, наверное, можно будет встать и войти в экран, чтобы прогуляться между героями – а ведь увлекательное будет дело, можно рассмотреть всех в подробностях, узнать, что же скрывается на заднем плане. Самому можно будет бесплотным духом пройтись между отчаянно палящими друг в друга врагами, заглянуть в лицо каждому. Ну да это уже из области ненаучной фантастики, хотя кто знает, до чего дойдёт прогресс ещё лет через сто. Ведь не так давно мы праздновали столетие фильма братьев Люмьер, потрясшего весь мир – «Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота». Того самого, что вызвал панику в зале у неподготовленной к по-настоящему «живой» картинке на белом экране публики. А ведь каким примитивным он кажется нам сейчас – никогда не понять уже нам, развращённым цветом и звуком в кино, наших не столь давних предков, всего-то дедушек с бабушками, ну, для кого-то прадедов.


А ведь наш герой принадлежит именно к тому поколению, для которого кино было настоящим чудом, наравне с автомобилем или трамваем. О последних, к слову, в те времена отзывались весьма и весьма негативно. К примеру, в газете «Приазовский край» некто, скрывающийся под псевдонимом «Свежий» написал стихотворение, начинающееся с таких строчек:

…Но наш трамвай злодей,

Идёт победоносно,

По черепам он мчит.

Но кто властно, грозно

Трамвай наш укротит?

 

Ну, и мрачноватая карикатура, изображающая трамвай, едущий по человеческим черепам, тут же.

Однако пользуясь регулярно телефонным аппаратом, Степан стал куда спокойнее относиться к новшествам двадцатого века, постепенно всё активней внедряющимся в жизнь людей уже не только в столицах, но и в провинциальных городах, вроде Ростова-на-Дону. Да, собственно, и трамвай, который начали недавно прокладывать на улицах, чем сильно затруднили движение прочего транспорта, он никогда не воспринимал в негативном ключе. Он, быть может, не столь удобен, как извозчик, готовый за соответствующую плату везти тебя куда душе угодно, зато поездка обходится намного дешевле. А иногда можно и вовсе, как говорят, зайцем проскочить, повиснув на подножке переполненного вагона. Хотя сам Степан этим ни разу пользовался, даже когда доходы его были весьма скромны, считая такой способ передвижения несколько ниже собственного достоинства.

А вот где ему как-то ни разу не довелось побывать, так это в электробиографе, что расположен прямо напротив дома Генч-Оглуева. Он всегда предпочитал искусство театра, считая, что игру живых актёров на сцене никакой эрзац с экрана заменить не может. Приглашение на деловую встречу именно в этот электробиограф он воспринял с большим удивлением. Однако серьёзный приказчик хлебопекарни достаточно известного в Ростове купца Сари Али подтвердил свои слова – да, он приглашает господина Помогаева для деловой беседы именно в электробиограф.

Встретились они, конечно, за некоторое время до сеанса. Степан имел привычку приходить за несколько минут до встречи, и в этот раз он что-то напутал со временем, явившись на четверть часа раньше назначенного времени. Он остановился у входа в электробиограф и закурил, ожидая приказчика. Однако и тот оказался любителем прийти несколько раньше. Они со Степаном с улыбкой поприветствовали друг друга, и так как до сеанса было ещё минут десять, наш герой решил дать волю своему любопытству.

- Отчего в столь странном месте вы предложили мне встречу?

- Не в кондитерском кафе ведь, будто барышне какой-нибудь, - усмехнулся приказчик, выдавая своё знакомство с недавним клиентом нашего героя. – Но на самом деле, этот человек наш давний торговый товарищ, и именно он сообщил о свободных площадях в доме Генч-Оглуева. Также весьма подробно описал вашу встречу в кафе «Ампир» в рекламных, так сказать, целях.

- Но какое это имеет отношение к нашей сегодняшней встрече в столь странном месте?

- Это же не просто синематограф, господин Помогаев, это электробиограф. Знаете, чем они отличаются друг от друга?

- Если быть честным, то всегда считал разные названия всего лишь не слишком умелым рекламным ходом.

- В общем, это так и есть, - не стал спорить приказчик, - и для рядового посетителя нет особой разницы. Но только не в нашем случае.

Он постучал по афише, наклеенной прямо на стену здания, в котором располагался электробиограф. Степан не уделил ей достаточно внимания, и теперь прочёл на ней следующее объявление, красующееся прямо над эффектной картинкой, представляющей какую-то заграничную фильму. А гласило это объявление следующее: «Перед сеансом фильмы вниманию почтеннейшей публики будет представления биография знаменитого далеко за пределами нашего города купца и хлебопромышленника Ахмеда Мисраера Сари Али с кратким перечнем его предприятий в городе Ростове и за его пределами».

- Вот такую рекламу моему нанимателю я хочу устроить, - прокомментировал приказчик. – Зачем мне рассказывать о его достоинствах, если он достаточно заплатил господам синематографистам за то, чтобы они сделали это. И результатом остался доволен, а уж он, поверьте, человек весьма взыскательный. Ну, а фильму, если вам угодно, мы можем вовсе не смотреть.





Печать страницы