Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История тридцать шестая

 Я не стану спрашивать тебя, читатель, был ли ты в Париже – если был, то уж наверное все твои друзья и знакомые знают об этом. Ведь что может быть лучше такого путешествия. Европа, настоящая, а не бывшие соцстраны, куда можно было поехать ещё, так сказать, при советской власти. Это и не Турция, и даже не Египет, куда можно было позволить себе поехать до резкого скачка доллара. Их ещё не так давно и за полноценную заграницу-то не все считали. И вообще, Париж весьма далёк от привычного понятия «курорт». Нет, читатель, Париж для многих из нас это мечта, образ, сонная грёза, и как же бываем мы разочарованы, попав туда. Ведь Париж, кроме всего прочего, это миллионный город – столица крупного государства, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Он живёт своей спешной жизнью, совершенно не обращая внимания на твои, читатель, угасающие восторги. И, наверное, он совсем не похож на «праздник, который всегда с тобой», о котором писал Хемингуэй. Однако толику именно такого Парижа – города из грёз и романа Эрнеста Хемингуэя, нам так приятно видеть в обыденной жизни.

И для нашего героя такой вот толикой Парижа стал подвальный кабачок. Он долго бродил по центральным улицам Ростова, бывало сворачивая с них, углубляясь в лабиринт переулков и мелких улочек, снова выходил на центральные улицы и проспекты. Но нигде не находил нужного. Не было объявлений о переезде того или иного питейного заведения, не было и подходящих кабачков или винных лавок, похожих на те, что искал пытливый взгляд нашего героя. Всюду он натыкался на кабаки или трактиры, откуда выплывали подбитыми фрегатами нетрезвые ростовцы и гости нашего города, вываливались развесёлые компании, тут же криками подзывая извозчиков, а кто и попросту рушился на мостовую, как только его переставали поддерживать услужливые половые. И как тут не вспомнить графа Толстого, только не Льва Николаевича, а Алексея Константиновича, с его знаменитым «Богатырём»: "Ко мне, горемычные люди, Ко мне, молодцы, поскорей! Ко мне, молодицы и девки, — Отведайте водки моей! "

Нет, ничего похожего на то, что нужно было, Степан не видел. Более того, ни один из кабаков, ни один трактир не были расположены в подвале – все они располагались никак не ниже первого этажа здания.

Газеты тоже не дали Степану достаточно информации – он машинально отмечал небезынтересные объявления, однако ни одно из них не касалось нужной ему темы. И тогда он решил сам дать объявление в несколько ведущих газет. В конце концов, если гора не идёт к Магомеду, то почему и самому ножки не побить?

Ходить в редакции не пришлось. Степана знали отлично, и ему хватило нескольких телефонных звонков. Конечно, предварительно он тщательно составил текст объявления, изведя на это несколько листов из записной книжки и пролив целое море чернил. В долг Степану поверили легко – знали, что при очередном визите он оплатит всё сполна.

Теперь осталось лишь подождать, когда на оставленный в объявлении телефон позвонят. Если, конечно, позвонят, в этом Степан, впервые дававший объявления от имени, а если быть точным, то по поручению, хозяина помещения, отчего-то сильно сомневался. Но сомнения подобного рода всегда свойственны людям, лишь начинающим на новом для них поприще. Особенно если люди эти, как наш герой, успели уже стать настоящими профессионалами в каком-то ином, пускай и весьма похожем, деле.

Однако сомнения нашего героя развеял резкий треск телефонного звонка, прозвучавший ранним утром следующего дня.

Печать страницы