Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История сорок третья

Кафе и рестораны сейчас предлагают потребителю всё, что его душе угодно. И современный человек готов брать всё это – были бы деньги. Конечно, с ними не у всех так хорошо обстоит дело, чтобы брать всё предложенное, а потому многим остаётся лишь облизываться на витрины дорогих магазинов, ведь одного взгляда на ценник вполне хватает, чтобы пропало всякое желание даже заходить внутрь. А ведь советский человек, к примеру, было вовсе не привычен к изыскам, пускай и мог – будем честны – куда чаще посещать кафе и рестораны. Можно сказать, что в этом вопросе мы снова вернулись к началу двадцатого века – товаров и услуг более чем достаточно, а вот возможности ими воспользоваться у основной массы населения куда меньше.


Приглашение в просто шикарную – и не только по ростовским меркам – кафе-кондитерскую «Ампир» весьма сильно удивило нашего героя. Конечно, в детстве он, как и почти всякий ребёнок отчаянно мечтал попасть в такое вот заведение, чтобы наестся сладостей, что называется, до отвала. Но детство давно уж минуло, и теперь у него были другие заботы. Случалось ему самому приглашать барышень в кафе уже во взрослой жизни, однако никогда он не замахивался на заведение, вроде «Ампира». Оно казалось ему слишком шикарным – и если привести туда симпатичную барышню, то ей может показаться, будто кавалер намерено кидает ей пыль в глаза, чтобы показать себя прямо-таки франтом, имеющим возможность приглашать кого-нибудь в подобные заведения. И результат приглашения мог быть полностью противоположным желаемому.

Однако сейчас он сидел за чистым столиком и потягивал горький турецкий кофе и чашки тонкого фарфору. Он знал, что кофе этот приготовлен на раскалённом песке в медной турке – и платить непомерную, как казалось Степану, цену за него приходится не из-за вкусовых качеств, а именно из-за способа приготовления. Хотя тот вряд ли сильно влияет на те самые качества – уж в этом-то наш герой, выпивший не одну бочку кофе в самых разных заведениях, был полностью уверен.

- И как вам здесь, господин Помогаев? – спросил у него собеседник, несуетного вида человек, одетый в хороший костюм английского сукна. Он также потягивал горький кофе, совершенно не обращая внимания на вазочку со сластями, выставленную в центр столика официантом. Сласти эти подавались тут совершенно бесплатно, как комплимент к очень горькому кофе.

- Шикарно, - пожал плечами наш герой, делая очередной глоток обжигающей жидкости – он предпочитал кофе только в таком виде.

- Совершенно верное замечание, - прищёлкнул пальцами его собеседник, представившийся хозяином кондитерской. Правда, он сразу отметил, что помещения у неё ещё нет, а имеется лишь небольшой капитал, потребный для открытия. – Именно шикарно. В такое кафе не заскочишь перекусить – цены слишком уж кусаются. В такое кафе мещанин или даже офицер в невеликом чине не поведёт свою барышню или невесту. У них просто денег не будет, чтобы здесь хоть немного посидеть.

- Я с вами и не думал спорить по этому вопросу, - согласился наш герой, не вполне понимающий, зачем хозяин будущей кондитерской, желавший снять помещение на первом этаже дома Генч-Оглуева, пригласил его для деловой встречи именно сюда.

- И это просто замечательно, что мы пришли к взаимопониманию, - кивнул тот. – Ведь вы, господин Помогаев, первым делом обо мне доложите хозяину дома – насколько я знаю Генч-Оглуева, он станет говорить со мной, лишь выслушав вас. Ведь, в конце концов, за это он вам и платит гонорар, не так ли? – Отвечать на этот очевидный вопрос Степан не стал, просто сделал ещё один маленький глоток кофе. – Сами посудите, встреться мы во всяком ином месте, что вы после скажете Генч-Оглуеву. Мол, есть такой человек, желает в вашем доме открыть кондитерскую. Я уже знаю, что ответит вам хозяин дома, - кондитер заговорил с нарочитой басовитостью, изображая тон купца, каким он его себе представлял, - помилуйте, голубчик, да составит ли он конкуренцию «Ампиру»? Та ведь через дорогу расположена. Кому тут, Господи помилуй, ещё одна кондитерская нужна. Нет-нет, голубчик, ищите-ка мне иного арендатора, а этому объявите от ворот о поворот.

Степан поставил опустевшую чашку невероятно дорогого кофе на блюдце, но рука его предательски дрогнула, и донце звякнуло о фарфор блюдца. Наш герой не выдержал и рассмеялся – он понял и без дальнейших объяснений, чего хотел добиться встречей именно в шикарном «Ампире» будущий кондитер. Теперь Степан сам предоставит Генч-Оглуеву при личной встрече относительно нового арендатора лучшую рекламу для кондитерской, именно в этом месте.

Похоже, этот человек вполне может надолго задержаться в доме моего клиента, - подумал тогда наш герой.




Печать страницы