Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История шестьдесят первая


Если хорошенько вдуматься, ведь мы очень часто склонны недооценивать сами себя. Куда удобней считать себя человеком маленьким, ну или хотя бы небольшим. С такого ведь спрос выходит невелик – что взять-то если человек маленький. Так что нам самим куда проще переложить ответственность на других людей – они-то уж побольше, и знают, и понимают, и вообще. Куда уж нам до них! Подобным самозанижением иные склонны едва ли не упиваться, топча себя в собственных глазах, и не думая совершенно, как выглядят в глазах других людей. Ведь подобное зрелище может быть и крайне неприятно. Но куда хуже, когда такие вот люди и остальных скопом причисляют к своему племени – людей малых. Общаются с ними запанибрата, вне зависимости от того, как ощущает себя собеседник и какую меру ответственности он готов взвалить на собственные плечи.

С кем-то в этом роде суждено было встретиться и нашему герою. Случилось это, когда он заканчивал работу с гостиницей «Большой Московской». Основные помещения уже нашли своих арендаторов – банкирский дом «Чахиров и Ко», а также магазин швейных машинок фирмы «Зингер» со дня на день должны были начать работу на новом месте. В общем, разорение хозяевам гостиницы в ближайшие годы точно не грозило. К тому же, и жизнь личную Степан сумел наладить. Юлия, вопреки тайным опасениям нашего героя, очень обрадовалась подарку, хотя и весьма ехидно сообщила нашему герою, что это намёк на её женское призвание.

- Вам ведь приходится шить, Юлия, - неуклюже пошутил Степан.

- Да-да-да, - закивала она, - но чаще по живому, чем по ткани. У нас как раз хирургическая практика, знаете ли.

- Юлия, - возмутилась тут мадам Евсеичева.

Однако, как бы то ни было, а отношения с Юлией у нашего героя наладились. И не просто. Конечно, рано было ещё и задумываться о сватовстве, однако и потерянным, как прежде, Степан себя уже не ощущал.

Он пребывал в отлично расположении духа ровно до звонка, прозвучавшего одним вечером, который ничем не отличался от иных. Вернулся на квартиру Степан поздно – он провожал Юлию после занятий до дома, а после решил пренебречь трамваем или извозчиком и пройтись пешком. Пускай и было довольно холодно, и час уже не слишком ранний, однако нашего героя, наверное, не смутила бы даже встреча с хулиганами.

Телефон издавал настолько противные трели, что как-то само собой ясно становилось – звонит он уже давно. Степан, не раздеваясь, прошёл в комнату и снял трубку.

- Ох, ну наконец-то вы изволили, - раздался на той стороне провода голос безо всякий приветствий. – У меня к вам дело чрезвычайной важности. Срочно ответьте, есть ли ещё свободное место в гостинице «Большая Московская», что на…

- Я отлично знаю, где находится эта гостиница, - не слишком вежливо перебил говорившего наш герой. – Но может быть, вы, прежде чем мне вопросы задавать, хотя бы представитесь?

- Гершкович моя фамилия, - ответил голос. – Быть может, я человек и маленький, но имею вместе со своим компаньоном по фамилии Бродский магазин музыкальных товаров. Я знаю, что вы работаете со столь уважаемыми людьми, как господа Адлеры. Знаю, что устроили им магазин прямо в здании Городской думы. Не откажите же и нам в услуге, а уж мы за копеечкой не постоим. Отблагодарим уж как следует.

Неожиданно тон голоса стал каким-то почти просящим, в нём послышались нотки, которые можно услышать чуть ли не у нищего на паперти.

- Вам нужно помещение под магазин в гостинице «Большой Московской»? – уточнил наш герой.

- Ой, я понимаю, что вы не сможете сами этого нам устроить, - продолжал совладелец музыкального магазина Гершкович, - что и вы человек маленький – посредник всего. Но и вас не забудем, уж будьте покойны.

Наш герой понял, что Гершкович уверен, одним посредником тут дело не обойдётся. Адлеру же пришлось платить не только Степану, которому до сих было немного стыдно, что он взял тогда деньги, но и чиновнику из Думы и Потеряхину. По всей видимости, Гершкович считал, что и ему придётся раскошелиться – раз уж имеет дело с таким «маленьким человеком» как Степан.

- Не беспокойтесь, господин Гершкович, - поспешил он заверить собеседника, - я устрою вас прямую встречу с управляющим гостиницей. Лишних денег на посредников тратить не придётся.

Он положил трубку – на душе остался неприятный осадок. Его словно на место поставили – с кем бы ты ни водился, дружок, а как был, прямо по Достоевскому, маленьким человеком, так им и остаёшься.

 




Печать страницы