Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История тридцать восьмая

Честное слово, читатель, много ли оно значит в наше время? Смотря чьё, конечно, можешь резонно возразить ты, и будешь прав. Ведь честное слово каждого человека – это универсальная мера его репутации. Чем бы ни клялся депутат – что в наше время, что в то, когда жил наш герой – ему никто не поверит, ни в то, что исполнит обещания, ни, тем более, в то, что в противном случае ляжет на рельсы. Почему кто-то ещё за кого-то голосует, лично для автора этих строк является глубочайшей загадкой. Хотя поверил же народ организатору первой и самой успешной в нашей стране финансовой пирамиды, и понёс ему свои деньги снова. Однако не одними только проходимцами да депутатами полнится наша страна, и автор этих строк надеется, что и ты, читатель, веришь ещё в силу слова честного человека так, как верили в неё герои Островского, у кого «слово честное, купеческое» сильнее всяких уз.


На следующее утро после встречи с Потеряхиным наш герой проснулся со смутным ощущением чего-то недоброго. Редко бывали у него такие вот нехорошие предчувствия, да ещё с самого раннего утра, но всегда они сулили скверный и, главное, тяжёлый день. И, увы, опасения его оправдались в полной мере.

Для начала он так и не дождался звонка от Потеряхина, о котором они уговорились вчера после осмотра подвалов гостиницы. Однако, несмотря на это, Степан отправился к «Астории», чтобы прибыть в условленное вчера же время. И застал он там пару весьма недовольного вида господ. Они явно только что выбрались из пролётки и теперь спорили с подвальным сторожем, не желавшим пускать их внутрь.

- Но послушайте, милейший, - возмущался старший из господ, лицо которого украшали роскошные усищи, - у нас договор с посредником. Мы приехали осмотреть помещение, которое собираемся арендовать.

- А где ваш посредник-то? – хитро прищурившись на них, спрашивал сторож по национальности татарин, подрабатывавший заодно и дворником. – Вот придёте с ним тогда отворю, а то шастають тут разные! Я ж могу и метлой приголубить.

- Мы тебе не разные! – вскричал спутник усача, помоложе годами и явно покруче нравом. – И ты метлой нам тут не грози, любезнейший, - в его устах это слово звучало как оскорбление, - мы люди достойные и закон будет на нашей стороне – мигом от городового в зубы получишь!

Татарин явно проникся серьёзностью обоих господ, однако открывать им, всё равно, не спешил.

- Господа, - подошёл к ним Степан, - я посредник хозяина этих подвалов и всей гостиницы. – Он представился и поинтересовался. – С кем имею честь?

Оба господина представились, и, как и ожидал Степан, они-то как раз оказались приказчиками Алфузовских мануфактур.

- Но мы работаем с Артёмом Потеряхиным, - заметил приказчик старше годами, - и он о вас ничего не говорил.

- И он уже взял с вас деньги за свои услуги, - Степан даже спрашивать не стал, фраза, которая вроде бы должна была звучать вопросительно, прозвучала вполне утверждающе.

- Конечно, - кивнул старший приказчик, - он же подобрал нам объект. Но сторож отказывается пускать нас внутрь.

- Потому что хозяин гостиницы работает со мной на эксклюзивных началах, - произнёс наш герой. – Давайте осмотрим подвалы, господа, и я могу нынче же проводить вас к нему.

- И что же порукой вашим словам, господин Помогаев? – поинтересовался второй приказчик.

- В этом случае лишь моё слово, - пожал плечами наш герой, - если его не довольно вам, то я готов сначала уговориться с хозяином «Астории» о встрече с вами, а после уж будем осматривать помещения.

- Нам вашего слова вполне достаточно, - кивнул приказчик постарше, смешно шевельнув усами. Его товарищ хотел было возразить, но он остановил его вполне красноречивым жестом. – Нет-нет, достаточно, господин Помогаев человек в Ростове имеющий определённую известность, вполне противоположную известности Потеряхина. И его слову мы можем доверять.

- Так нам теперь откроют подвалы? – вставил-таки свою полушку молодой.

Степан подошёл к сторожу, и тот, ни слова не сказав, отворил перед ним дверь.




Печать страницы