Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История десятая

Если в одной и предыдущих историй ты, читатель, познакомился с революционерами - ведь какая история о бурных годах конца XIX – начала XX веков обходится без них? - то теперь, быть может, ты скажешь мне, что знаешь о жандармах? Тех людях, кто по долгу службы с этими самыми революционерами боролся? Были ли они такими уж душителями свободы, как писали про них в учебниках истории советского периода? Или, быть может, ты представляешь их себе этакими лихими ребятами из романов всё того же лукавого господина Чхартишвили?


Ну что же, они были такими, какими были. Самыми обычными людьми на службе государству – или Царю и Отечеству, как говорили в те времена. Были среди них и герои, и подлецы, куда же без этих-то? Однако отношение общества к корпусу жандармов повсеместно было негативным. Их боялись, им не доверяли, ни один офицер не подал бы руки жандарму. И это порождало ответную негативную реакцию со стороны самих жандармов. Раз вы с нами так, то и получайте в ответ – заслужили! Оправдаем все ваши страхи в лучшем виде. Ведь всё равно какие мы – вы будете думать о нас дурно только из-за того, что на нас синие мундиры и серебряные каски.

И вот, что мы видим - нашего героя прямо по Большому проспекту в направлении Большой Садовой провожает жандармский офицер. Они вместе идут от здания Жандармского управления Ростовского округа, что расположилось на Казанской улице прямо за углом, и вроде бы поддерживают непринуждённую беседу. Жандармский офицер уже минул пору, что называется молодостью, но старым, конечно же, тоже не был. Его можно было точнее всего охарактеризовать словом «зрелый». На плечах его синего мундира серебрились погоны с одним просветом без звёздочек – стало быть, Степана провожал ротмистр. Довольно высокий чин, между прочим, примерно равный нынешнему майору.


- Меня только третьего дня перевели в Ростов-на-Дону из Тифлиса, - говорил ему жандарм. – Граф Сегеди – начальник Тифлисского управления – не хочет вечно держать меня в заместителях. Говорит, что раз тут вакансия освободилась, то – здесь мне самое место. Да и прибавка в чине выйдет сразу же. Я ведь так давно ротмистра получил, а тут по должности уже подполковничьи погоны пора будет примерить. И с начальником нынешним — Павлом Павловичем Апостоловым – знакомцы мы еще с той поры, как он сам ротмистром был. Так что...

Стоит заметить, что на груди жандарма висел Георгий 4-й степени. Награда военная, и за что её мог получить жандарм не очень понятно. Время-то вроде для России кругом мирное, а для участия в предыдущих войнах он был ещё молод.

- Я читал о ваших приключениях в газетах, господин Евсеичев, - ответил наш герой, - и даже не думал, что встречу вас лично. Вы ведь в Турции побывали, и в Африке. И с бурами вместе воевали, пока их британцы не разгромили.

(Об этих и других приключениях жандармского ротмистра Евсеичева ты, читатель, можешь узнать из книг В. Ралдугина из серии «Викториум». http://fantlab.ru/edition125009)

- Да, но теперь пришла пора остепениться, - усмехнулся жандармский ротмистр Евсеичев – герой многих газетных статей и объект тайных воздыханий юных гимназисток. – Я ведь теперь человек семейный, тем более, скоро первое прибавление. Супруга моя должна будет завтра поездом из Тифлиса прибыть. И к её приёзду мне нужна тут квартира. Своим жильём на жалование не разживёшься, а взяток я, извольте знать, не беру. Вот придётся за казённый кошт обзаводиться жильём, но не нумером каким попало в доходном доме. Мне нужна настоящая квартира, где можно жить семье.

- Уверяю вас, - кивнул Степан, - доходный дом Воротниковых – это именно то, что вам нужно. Стоит только войти в него вашей супруге, и она уже вас оттуда не выпустит, уж будьте покойны, ваше Высокоблагородие! Я и на вокзале ее встречу с вашим водителем, чтобы прямо на квартиру препроводить со всеми удобствами, пока вы государевой службой заняты будете. Не извольте беспокоиться, для меня это и честь большая, и необременительно вовсе…

Утром этого дня нашего героя вызвали в Жандармское управление ростовского округа, но уже без визитов городовых, простым письмом на казённом бланке. Он, конечно, явился в указанное время – портить отношения с жандармерией ведь себе дороже. И был уверен, что у него попросят объяснений за историю с революционерами в доме генеральши Звягиной. Но дело было вовсе не в ней. Хотя история сия, как оказалось, была косвенно всё же причастна к этому вызову.

- Слова этого типчика, как его… - прищёлкнул пальцами Евсеичев. - Павлинович, Павлинович, вот ведь отчество, а? Ну вы поняли, о ком я говорю, верно? – Степан кивнул. – Так вот, я знакомился с делами, и первым среди них было, конечно, о революционной ячейке в доме почтенной генеральши. Конечно же, мне его первым подсунули – такая история в провинциальном Ростове! Остальные ведь так – мелочи какие-то. Всё больше по железнодорожной части. И я отметил для себя слова этого самого Павлиновича о том, что честнее вас человека во всём городе не сыскать. А ведь мне квартиру самому подбирать некогда, и к товарищам по службе обращаться нет желания. Мало ли на кого наткнусь, ещё обдерут, как липку. Я ведь ни цен здешних не знаю, ни порядков. Только так, то, что говорят все про град Ростов, а говорят, сами понимаете, разное. Потому я посчитал большой удачей наткнуться в деле на самую лестную вашу рекомендацию.


Степан, распрощавшись с ротмитсром Евсеичевым, дошел по Большой Садовой до Таганрогского проспекта, мимо внушительного здания Волжско-Камского коммерческого банка, Городского дома и каменных ворот Городского сада. Повернув на перекрестке на Таганрогский проспект, он миновал Асмоловский театр и доходный дом Супрунова. Степан кинул на него прощальный взгляд. Он отчего-то был уверен, что в свой бывший нумер из квартир в доме Воротниковых он уже не вернётся никогда.

Так оно все счастливо и получилось, как задумывалось. Супруга ротмистра Евсеичева прямо с вокзала Ростова-на-Дону, купив в киоске несколько открыток с видами этого самого вокзала, чтобы отписать родным в Тифлис о своем удачном прибытии в Ростов, отправилась в сопровождении Степана в квартиру, что в доме Ефима Воротникова на Пушкинском бульваре. Завороженная сначала шикарным парадным, а затем – и самой квартирой, ротмистрша Евсеичева расположилась в гостиной в роскошном кресле и обвела счастливым взором стены просторной солнечной комнаты.

«Успел!..» - подумал Степан.

Читайте на следующей неделе: история одиннадцатая, в которой наш герой просто гуляет по городу.


Борис Сапожников

«Родился в 1983 году, в городе Ростове-на-Дону, где и проживаю по сей день. Окончил юрфак в одном из коммерческих вузов, работаю, как ни странно по специальности. Литература это моё хобби, хотя и живу по принципу ни дня без строчки. Книги читаю самые разнообразные — от «Мумми троллей» до Алексея Толстого. Вот не так давно отрыл для себя Валентина Пикуля — тот ещё историк, но пишет хорошо. Кино — всякое, которое нравится, особенных пристрастий не имею. Примерно также и с музыкой. В настоящий момент работаю в компании «ТИТУЛ»».


Печать страницы