Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История двадцать восьмая

Кредиты, кредиты, кредиты. Они окружают нас всюду. Нынче уже и не купишь ничего серьёзного просто так, взяв и выложив на прилавок известную сумму денег. Квартиры и дома – в кредит или в ипотеку. Машины – опять же в кредит. Компьютеры и бытовая техника – пожалуйста, можно оформить кредит прямо в магазине. Даже мобильные телефоны – и те покупают в кредит. А после стонут о кредитном рабстве. Но разве не сами мы загоняем себя в это рабство, добровольно соглашаясь переплачивать вдвое, а то и втрое, за самые простые вещи, набирая непосильное количество кредитов, потому что ежемесячный взнос по ним вроде бы совсем копеечный. И забываем, что жить-то нам тоже на что-то надо, вспоминая об этом лишь когда приходит день очередного платежа, или платежей по кредитам и от зарплаты остаются жалкие крохи.

Но для нашего героя кредит было словом знакомым, однако скорее абстрактно. А уж об ипотеке он не слыхал вовсе, равно как и большинство людей, ведь далеко не все обучались в университетах, прослушивая курс Римского права. Ведь только оттуда можно было узнать значение этого латинского слова, столь привычного современному уху.

Поэтому наш герой был весьма сильно удивлён, увидев визитную карточку Первого Общества Взаимного Кредита, сокращённо ПОВК, лежащую в почтовом ящике. На оборотной стороне карточки был от руки записан следующий текст: «Правление ПОВК приглашает Вас для деловой беседы в четырнадцать ноль-ноль завтрашнего числа по следующему адресу…»; и дальше следовал адрес. Сказать, что появление этой визитной карточки удивило Степана, было даже преуменьшением – он был озадачен до крайней степени. Однако решил приглашение принять. В конце концов, он никому ничего не был должен, а значит, неприятностей ждать неоткуда. С другой стороны, от Общества могло поступить выгодное предложение, хотя Степан не понимал, какое именно.

На следующий день наш герой отправился по указанному адресу, взяв пролётку. Предварительно он поинтересовался у лихача – хорошо ли тот знает город, ведь адрес на карточке был Степану незнаком. Он вообще слабо представлял себе, где это находится. Однако извозчик с присущей его профессии нахальностью бросил:

- Довезу, не беспокойтесь! Не первый год колесю по Ростову, чай. Главное, о плате сговориться.

И лихо покрутил ус.

Степан забрался в его пролётку, лихач хлопнул вожжами, и они покатили по мостовой. Колесили очень долго – какими улицами-переулками возил его лихач, Степан представлял слабо, хотя город по долгу службы знал лучше, чем иной околоточный свой участок. Мимо пролетали или наоборот жутко долго ползли дома каменные и кирпичные, они сменялись какими-то саманными лачугами и двух-трёхэтажными доходными домиками, набитыми людьми, как бочки сельдью, где квартиры соединены между собой деревянными подвесными галерейками, вечно завешенными бельём, а из кухонных окошек несёт нестерпимым чадом. Копыта лошади то звонко стучали по мостовой, то разбрызгивали грязь из глубоких луж, разгоняя выскакивающих в последний момент бездомных кошек и собак. Перед глазами Степана за полчаса, что они колесили по улицам, открылась вся перспектива Ростова – во всей своей красе. И вот, наконец, лихач остановил пролётку у добротного дома, стоящего, как выяснилось, неподалёку от Нахичеванской межи.

Спрыгнув перед его крыльцом, Степан быстро оценил, что искать другого лихача ему тут будет крайне затруднительно, а потому накинул своему тридцать копеек сверх оплаты, чтобы подождал.

- Хоть до вечера ждать теперь буду, - усмехнулся извозчик, пряча деньги.

Постучавшись в дверь, Степан недолго ждал на пороге. Ему почти сразу отворили – он предъявил визитную карточку, оставленную ему, и добавил к ней свою собственную. Служащий Общества с внешностью типичного мелкого клерка молча кивнул и проводил Степана в кабинет, располагающийся в глубине здания.

- Председатель правления ждёт вас, - указав на дверь, клерк удалился.

Степан постучался в дверь и, получив разрешение войти, открыл её. Кабинет председателя правления ПОВК выглядел до крайности чиновным – стол зелёного сукна, тяжёлые бархатные шторы, не хватает только высочайшего портрета за спиной хозяина кабинета. На самом столе пресс-папье в виде бюста Наполеона.

- Простите великодушно за всю эту казённость, - усмехнулся председатель правления ПОВК Александр Михайлович Штром. – Обыкновенно я тут принимаю членов Общества, нарушающих правила и задерживающих платежи по своим кредитами, и обстановка, как в кабинета полицмейстера, тогда как нельзя лучше подходит.  Однако, члены нашего общества – люди в высшей степени благонадежные и очень состоятельные, а структура капитала и система управления таковы, что вышеозначенные беседы случаются крайне редко… Да  вы присаживайтесь, милостивый государь, я ж не полицмейстер, чтобы передо мной навытяжку стоять.

- Так что за деловое предложение у Общества ко мне? – поинтересовался Степан, который, без сомнения считал себя человек благонадежным, но, к сожалению, не очень состоятельным.

- Вы обратили на себя наше внимание некоторое время назад, когда к нам в ПОВК вступил господин Профет, управляющий пивным заводом «Новая Бавария». На одном из собраний Эрнест Карлович рассказал о вас, как о человеке чрезвычайно честном и ловком одновременно. Особенно его поразил случай с обедом, от которого вы отказались. Конечно, по роду своей деятельности, ваши доходы слишком нестабильны и вы не можете претендовать на место в Обществе, однако вы постоянно общаетесь с владельцами недвижимости, и если им может понадобиться кредит на солидную сумму, то вы подскажете им обратиться именно к нам. Процент будет зависеть от выгоды, принесённой Обществу, и количества клиентов.

- Заманчиво, - согласился наш герой. – Вот только место у вас, скажу сразу, как профессионал в области недвижимости, далеко не лучшее. Лишь очень сильно заинтересованный в денежной ссуде человек поедет к вам через весь Ростов.

- Неужели у вас есть хорошее предложение на сей счёт, господин Помогаев? – на лице Александра Михайловича Штрома было написано сомнение в словах нашего героя.

- Если бы его не было, господин председатель правления, - в тон ему ответил Степан, - я бы ни за что не позволил себе критику вашего нынешнего месторасположения.

Ты, проницательный читатель, вероятно, уже и сам догадался, что через пару недель ПОВК уже принимало своих клиентов на втором этаже здания Мерошниченко, что в самом центре Ростова, на пересечении Таганрогского проспекта и Большой Садовой улицы. А на первом этаже этого здания бурлила «сладкая жизнь» кондитерской господина Горбачева.

Степан, конечно, не стал членом ПОВК, хотя и получил наилучшие рекомендации от членов правления, и лично от потомственного почетного гражданина города Ростова-на-Дону, председателя ПОВК, Александра Михайловича Штрома, а вот в кондитерскую захаживал регулярно. За горьким шоколадом. И чтобы не упустить момента, когда фирме понадобится еще одно новое помещение…





Печать страницы