Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История двадцать вторая

Мы уже как-то рассуждали с тобой, читатель, о том, как сложно подчас работать с коммерческой недвижимостью в наше время. Сложно это было и во времена Степана, конечно же, однако как тогда, так и сейчас дело это было весьма прибыльное. Ведь купцы, даже прижимистые, готовы платить куда больше, нежели простые обыватели, и зачастую они намного лучше понимают цену не только товара, но и оказанной услуги. Это сейчас риэлтора связывают с клиентом разнообразные договоры – посреднические, возмездные, эксклюзивные, закрепляющие на бумаге обязательства сторон друг перед другом. Тогда же большая часть договорённостей шла в устной форме, и частенько вопрос оплаты услуг риэлтора был вопросом совести, а не закона. И если обыватель мог просто «забыть» об оплате и перестать узнавать Степана на улице или на лестничной клетке в доходном доме, что иногда случалось, когда он жил ещё в доме Супрунова, то купцы всё же заботились о своей деловой репутации, которую вполне могла бы подорвать такая вот поразительная забывчивость по части оплаты услуг.


Разговаривать с купцом Максимовым Степану пришлось не в знаменитом доме в центре Ростова, а конторе последнего, расположенной в общем-то неподалёку. Максимов сам принял нашего героя, не став перекладывать дело на приказчиков, и это говорило кое о чём.

- Много времени уделить вам, просите великодушно, не смогу, - с порога заявил он, - а потому попрошу вас выслушать меня, и не перебивать. – Степан только кивнул в ответ, приготовившись слушать купца. – Вы, наверное, уже знаете, что новое здания для Городской Думы вот-вот будет открыто со всей помпой, а потому второй этаж моего дома на Почтовой освобождается полностью. Я даже не желаю подсчитывать убытки, которые стану нести ежедневно после того, как Дума съедет. Мне необходимо, чтобы вы, я подчёркиваю, именно вы, нашли мне арендаторов на второй этаж. Обращаюсь я только к вам, и как видите заблаговременно, так что у вас будет фора в неделю перед всеми теми стервятниками, кто налетит, как только этаж освободится. Ко мне уже наведался некто Потеряхин с какими-то сомнительными, если не сказать - дурно пахнущими, предложениями. Потому я и решил обратиться в первую очередь к вам – человеку кристально чистой репутации.

- Каковы требования к арендаторам, Петр Романович? – только и спросил Степан, в уме уже прикидывая варианты и предложения.

- Главное, это должен быть один человек, - ответил Максимов. – Мне хватает проблем и головной боли с первым этажом и всеми его лавками. Во-вторых: арендатор должен быть там, что называется, на века. Если коммерческое предприятие, то уж точно такое, что не прогорит и через десять лет. И последнее, мне надобен такой арендатор, какого не стыдно будет держать после Городской Думы. Серьёзный коммерсант, быть может, из Москвы или Питера, а то и из-за границы – только турок, будьте любезны, не водите. А то и вовсе какое-нибудь богоугодное заведение, хоть и синагогу, я лишён, знаете ли, всех этих предрассудков. И не бойтесь оставить меня внакладе. Дума платит мне за аренду сущие гроши – здесь вопрос именно деловой репутации, надеюсь искренне, что вы меня понимаете.

Из конторы Петра Романовича Максимова наш герой, честно говоря, вышел без чёткого осознания как добиться решения поставленной перед ним задачи. Он мог бы сходу предложить купцу нескольких коммерсантов, готовых едва ли не душу продать за такое место, как его доходный дом. Ещё бы, держать предприятие там, где только что располагалась Городская Дума, куда только вчера многие деловые партнёры ходили на поклон к господам гласным. Однако никто из них не подходил под строгий критерий отбора, назначенный Максимовым. Пускай они были бы весьма прибыльными арендаторами, но никак не смогли бы потянуть весь этаж – да и не было у них в том надобности. С заграничными компаниями – даже турецкими – наш герой вовсе никогда не работал, равно как и с богоугодными заведениями.

Значит, придётся расширять сферу деятельности, - решил он, хотя и слабо представлял себе, как это делать. Не к Потеряхину же обращаться в самом деле!




Печать страницы