Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История сорок вторая

Частая смена арендаторов, наверное, это настоящий бич владельцев нежилых помещений. Ведь это в квартире, если человек прожил года или два, то уже можно говорить о том, что он жилец постоянный. Он начинает относиться к чужой, в общем-то, квартире, как к собственной, и даже делает кое-какой мелкий ремонт, особенно не согласуя траты на него с хозяином. С коммерческими помещениями всё обстоит намного сложнее. Во-первых, арендаторы на год-два тут вовсе не считаются такими уж долгосрочными; во-вторых, почти после каждой смены хозяину приходится делать ремонт и уже за свой счёт, чтобы привести помещение в товарный вид и сдать за те же деньги, что платили прежние арендаторы, хотя лучше, конечно, за большие. Ну, и в-третьих: следующие арендаторы могут переделать помещение под свои нужды таким образом, что после хоть стены сноси, а это уже большие убытки. После банка, как говориться, птицеферму обратно не вернуть.

И в этом проблемы собственников нежилых помещений не отличались друг друга во все времена – они прошли, что называется через годы, если не через века. Иные и рады бы уступить свои подвалы или первые этажи доходных домов кому-нибудь более сметливому, да только настоящей цены за них никогда не дадут. Вот и болтаются они у таких собственников, словно чемодан без ручки – и нести тяжело, и выкидывать жалко.

Быть может, именно поэтому они во все времена охотнее обращались к посредникам, вроде нашего героя, и куда реже стремились обмануть с комиссионными, нежели собственники квартир или частных домов, спрос на которые всегда выше.

Телефонный звонок не застал нашего героя врасплох, пускай и прозвучал он достаточно рано. Однако Степан в этот раз был готов к нему, и успел уже привести себя в порядок, одеться и ждал лишь его. Пускай желудок нашего героя настоятельно напоминал ему о том, что утром первейшее дело - плотный завтрак, но Степан не спешил ни в кафе, ни на кухню при доходом доме – он ждал телефонного звонка. И когда резкая трель его прозвучала в квартире, тут же подхватил трубку.

- Помогаев у аппарата, - произнёс он.

- Генч-Оглуев, - раздалось сквозь помехи. – Рад, что не спите и ждёте моего звонка. Приказчик отзывался о вас наилучшим образом, и я теперь склонен верить ему. Подтверждаю встречу на то время, о котором вы условились с моим приказчиком.

- Я прибуду в означенное время, - ответил Степан и услышал, как на том конце трубка легла на рычаг.

Вот теперь можно и позавтракать, ничего не опасаясь. Ведь оговоренного ещё вчера с приказчиком купца Генч-Оглуева часа времени было предостаточно. Решив не отказывать себе в удовольствии, Степан отправился в ближайшее кафе, где частенько завтракал, если позволяли финансы, а финансы в последнее время позволяли не только это довольно скромное кафе, но и хорошую ресторацию. Вот только тратить деньги наш герой не умел, а точнее не умел выкидывать их на ветер – по крайней мере, траты на завтрак в ресторане он относил именно к таким.

Вчерашний звонок, а после и встреча с приказчиком богатого купца, содержавшего приличный доходный дом в центре Ростове, не слишком удивили нашего героя. Генч-Оглуев через своих людей часто давал в газеты объявления о поиске арендаторов на первый этаж его дома. По всей видимости, находил, однако не проходило и пары месяцев, максимум – полгода, как объявления появлялись снова. К Степану же купец не обращался, скорее всего, из-за врождённой скаредности или недоверия посредникам, так считал наш герой, и короткий разговор по телефону, вкупе с личной встречей, уверили его в последнем.

Многие купцы и хозяева помещений всё ещё не доверяли посредниками, вроде нашего героя, ни в какую не желая вести с ними дела, считая банальными мошенниками. И часто даже вполне заслуженная репутация честного человека не помогала нашему герою – он с порога получал от ворот поворот, и старался больше не вспоминать эти неприятные минуты.

Наверное, поэтому к встрече с Генч-Оглуевым он отнёсся даже с большей серьёзностью, нежели к другим подобным, когда ему приходилось встречаться с настоящими тузами купеческого дела – пускай и ростовского масштаба.

Завтракал наш герой в скромном кафе на углу Таганрогского проспекта, а вот отобедать довелось уже в хорошем ресторане.

- Счёт оплачу, - первым делом сообщил ему сидевший уже за столиком купец, тут же отметя версию Степана о его скаредности. – Вы пунктуальны, Помогаев, - добавил он, щёлкнув крышкой золотых часов. – Это качество я весьма ценю в людях.

Наш герой уселся напротив него, и приготовился слушать – он сразу понял, что господин Генч-Оглуев из тех, кто признаёт лишь собственный голос.

- Вы, верно, знаете из газет о том, что у меня в доходном доме на Садовой слишком часто меняются арендаторы. Должны же вы следить за объявлениями в газетах. Так вот мне это надоело – мне стабильности надо. Я на этих клятых газетчиков выкинул столько денег, что проще было бы ваши комиссионные оплатить трижды, если не четырежды. А эти шельмы начали одни и те же мои объявления давать, как будто не приплачивал я им всякий раз, чтобы каждое было наособицу, чтобы глаз цеплялся.

Степан слушал пространный монолог купца, а про себя прикидывал, что Генч-Оглуев уже рассчитал сумму, с которой готов расстаться. Ну да наш герой ему ещё свои условия не озвучивал.

- И теперь мне надобна стабильность. Главное, чтобы арендаторы были люди надёжные и просидели на первом этаже моего дома никак не меньше пяти лет, - закончил, наконец, Генч-Оглуев.

- Надеюсь, вы не рассчитываете оплатить мои комиссионные по истечении этого срока? – рискованно усмехнулся наш герой, и разговор пошёл уже в совсем ином, сугубо деловом, ключе.




Печать страницы