Посмотрите наши объекты без комиссии →
Задайте свой вопрос
Задайте свой вопрос

История двадцать шестая

Любишь ли ты, читатель, сладкое? Нет, я спрошу иначе, любишь ты сладкое так, как любит его автор этих строк? Наверное, не было на свете человека, который сильнее его любил бы сладкое. Особенно в детстве, когда почти на каждую просьбу купить мороженое или пирожное отвечают отказом. Так и думалось: вот вырасту и смогу сам себе всё это купить, а пока оставалось лишь ходить вокруг витрин кондитерских и облизываться в предвкушении сладкой взрослой жизни. Но, конечно, с годами появляются всё новые и новые соблазны, на которые приходится тратить деньги. После подключается необходимость, и страсти совсем уходят на второй план, а сладкое занимает привычное место на столе. Ты запиваешь его чаем или кофе, подчас даже не задумываясь о вкусе, лишь бы чего погрызть, а пряники это или безвкусные, зато очень полезные, хлебцы - уже не важно. И где же мечты детства, что так легко воплотить, зайдя в любую кондитерскую, да и просто в магазин? Нет их, они забыты, вытеснены бытом и разумной необходимостью, и только на дне рождения или другом празднике, что не обходится без торта, мы как будто на время снова становимся детьми. Теми самыми, что так любят сладкое.

А вот наш герой сладкого не любил. Не любил он его с самого детства, вместе с сюсюканьем, с которым пожилые дамы – мамины знакомицы – протягивали ему плитки шоколаду или печатные пряники. Хотя, надо заметить, шоколад в естественном своём виде – то есть горький – наш герой уважал и захаживал за ним к Горбачеву. А именно в кондитерскую товарищества «Н.Ф. Горбачев и КО». У него даже визитная карточка этого товарищества имелась – точнее ему вручали новую всякий раз при посещении кондитерской, вкладывая в пакет с шоколадными плитками. Лицевую сторону украшала картинка с цветочками и каким-то неразборчивым пейзажем, из тех, что так нравятся дамам, а вот с обратной был отпечатан адрес кондитерской. Конечно, для тех, кто не был постоянным клиентом, как наш герой.


Времени на выполнение поручения господина Мерошниченко было предостаточно, ведь не так просто сдать в аренду целый дом в центре Ростова. Сам купец это отлично понимал, и потому не донимал Степана своим излишним вниманием, хотя телефонный номер наш герой ему, конечно же, оставил. Степан вспомнил, как читал в какой-то статье о том, что шоколад улучшает работу мозга, а потому сходил к Горбачеву и купил у него несколько плиток. Каково же было его удивление, когда, вынув визитную карточку магазина и уже собираясь отправить её в ведро для ненужной бумаги, глаз его зацепился за странную запись на обратной стороне. Гласила она вот что: «Магазин будет работать по новому адресу с десятого числа нынешнего месяца». А вот адрес указан не был. И это весьма походило на давешнюю ситуацию с музыкальным магазином братьев Адлер.

Мимоходом пожалев о том, что горячего кофе ему прямо сейчас не выпить, наш герой накинул на плечи пиджак, а, подумав, ещё и пальто, на улице дело шло к зиме. Вполне возможно холода и не будет, но попадать под ледяной дождь с одном пиджаке, даже под зонтом, удовольствие сомнительное. Надев шляпу, Степан выскочил из квартиры. Он словно чувствовал – сейчас надо спешить! Вроде бы до Горбачева рукой подать, но он не пошёл пешком, а поймал извозчика. Лихач как будто почувствовал настроение Степана и подхлестнул своего конька, хотя Помогаев ещё не успел его ни о чём попросить. Лакированная пролётка весело понеслась по мостовой, разбрызгивая дутыми каучуковыми шинами лужи. Городовой погрозил лихачу кулаком с обочины, но свистеть не стал, видел, что господин у того в пролётке сидит приличный, а значит торопится по делам.

- Эх, люблю я, знаете ли, вашбродь, вот так покататься, - рассмеялся лихач. – Ровно службы и не покидал. Я ж в кавалерии служил – в гусарах, знаете какие у меня усищи были – все завидовали.

Под эту пустую болтовню, на которую наш герой не обращал ровным счётом никакого внимания, они подкатили к кондитерской. Расплатившись, наш герой выскочил из пролётки и стремительно ворвался внутрь. И только оказавшись на пороге понял, что явлением своим жутко перепугал продавца за прилавком. Казалось, тот готов прямо тут же повалиться ему в ноги и закричать нечто сказочное, вроде: «Не вели казнить, государь-надёжа, вели слово молвить». Степан отдышался и стал выпаливать прямо с порога, чтобы звали приказчика, управляющего магазином. Он и без того понимал, что его появление уже истолковано неверно.

- Мне нужно поговорить с вашим приказчиком, - наконец, произнёс он. – Я хотел бы узнать, по какому адресу вы переезжаете.

Не прошло и пяти минут, как Степан уже сидел с приказчиком магазина за столом в дальней комнате. На столе между ними стояла пара чашек с турецким кофе и вазочка с колотым горьким шоколадом. Вкусы Степана тут знали отлично.

- Дело в том, - повёл печальный рассказ приказчик, - что тут открылась большая кофейня. Её вывеску вы, наверное, уже видели, когда проходили мимо. Там предлагают и сласти на вынос, так сказать. Мы пытались наладить с ними контакт, хотели поставлять сласти, которые есть только у нас, но хозяева кофейни заявили, что у них свои поставщики и свой ассортимент. Теперь кондитерская уже не приносит прежней прибыли, вот товарищество и решил переселить её в новое место.

- Передайте товариществу, - ответил наш герой, - что я могу помочь им в этом.





Печать страницы